Текущее время
Сегодня Суббота 21 Сентября 2019 года
Вконтакте
Одноклассники
Youtube
Instagram
Время намаза для г. Тюмень

Фаджр 04:05

Восход 06:19

Зухр 12:35

Аср 16:34

Магриб 18:41

Иша 20:29

Введите ваш эл.адрес:

Правильное и искреннее выполнение молитвы. Зайд бин Халид Аль-Джухани (да будет доволен им Аллах) сообщил, что Посланник Аллаха (да благословит Его Аллах и приветствует) сказал как-то: 

«Совершившему достойное омовение, а после исполнившему два ракаата молитвы безукоризненно, будут прощены все предыдущие прегрешения».
Приводит Абу Дауд. 

6 столпов веры

Совет муфтиев России

Антитеррор

Первый намаз американского профессора

Первый намаз американского профессора

(Отрывок из книги «Даже ангелы спрашивают»)

В тот же день, когда я принял ислам имам мечети подарил мне обучающую брошюру по намазу. Я был очень удивлён отношением студентов-мусульман к этому, они все мне настойчиво повторяли такие фразы: "Потихонечку, шаг за шагом", "Не дави на себя сильно", "Лучше не торопись", "Не спеши". Я спросил сам себя: "Неужели молитва настолько сложна?!". Я не прислушался к советам студентов и решил сразу начать исполнять пятикратную молитву в положенное время. Ту ночь я провёл долгое время сидя на кресле в своей маленькой, полутёмной комнате, изучая и повторяя движения намаза, и заучивая аяты Кур'ана, и молитвы, необходимые для исполнения намаза. Конечно все молитвы мне приходилось заучивать на арабском языке, а их смысл в английском переводе. Я провёл за изучением брошюры по намазу много часов прежде чем решил исполнить первую молитву.

Была уже почти полночь и поэтому я решил исполнить ночную молитву. Я зашёл в душевую и положил на край стиральной машины брошюру, открыв её на странице, где было показано как совершать омовение. Я следовал этим инструкциям в точности и шаг за шагом как кондитер, который в первый раз готовит новый рецепт. Совершив омовение, я закрыл кран, вернулся в комнату, а вода капала с меня, потому что в брошюре было сказано, что лучше не обтираться, а обсохнуть самому. Я встал посередине комнаты, направившись в сторону, которую посчитал кыблой. Я обернулся назад, чтобы убедиться, что запер дверь своей комнаты, затем повернулся вперёд, выпрямился и глубоко вдохнув, поднял обе раскрытые руки, коснувшись большими пальцами мочек ушей. Я тихонько, в надежде, что меня никто не услышит произнёс: "Аллах Акбар". Я никак не мог избавиться от чувства, что кто-то за мной следит. Я случайно заметил, что забыл зашторить окно и подумал, что соседи могут увидеть меня. Я направился к окну и посмотрел нет ли кого за окном. Когда я увидел, что улица пуста я успокоился и вернулся в середину комнаты.

Я вновь встал посередине комнаты, направившись в сторону кыблы, поднял обе раскрытые руки, коснувшись большими пальцами мочек ушей и прошептал: "Аллах Акбар". Тихим, еле слышным голосом я медленно и запинаясь прочёл суру "Аль-Фатиха", после неё прочёл короткую суру, и я уверен, что, если бы какой-нибудь араб услышал моё чтение в ту ночь, он наверняка ничего бы не понял. Я тихонько произнёс такбир и согнулся в поясном поклоне, и моя спина была перпендикулярно моим ногам. Я почувствовал себя не приятно, потому что я никогда в жизни ни перед кем не кланялся, поэтому я очень обрадовался тому, что был в комнате один. Находясь в поясном поклоне, я несколько раз повторил: "Субхана Рабби Аль-Азым", затем выпрямляясь произнёс: "самиаЛлаху лиман хамидах" и выпрямившись полностью сказал: "Раббана ва лякальхамд". Я почувствовал, как сильно бьётся моё сердце и моё волнение усилилось, когда я произнёс очередной такбир и пришло время совершать земной поклон. Я застыл на месте, разглядывая место перед собой, куда я должен был опуститься на колени и руки, и лицом прикоснуться к полу. Я не смог сделать этого, я не смог сам совершить земной поклон, я не смог унизиться, опустив чело своё на землю как унижается раб перед своим господином. Я чувствовал будто ноги мои окаменели и колени не могут согнуться, и чувствовал стыд и унижение. Я представил усмешки и хохот своих друзей и знакомых, когда они увидят меня молящимся. Я представил сколько я буду вызывать жалости и их издёвок, и прямо слышал, как они говорят: "Бедный Джефри! Арабы свели его с ума в Сан-Франциско. Не так ли?". Я начал взывать: "Прошу Тебя! Прошу Тебя! Помоги мне в этом!". Я глубоко вдохнул и заставил себя опуститься на землю. Я оказался на своих четырёх и прямо вдавил лицо в коврик. Я освободил голову от всех мыслей и троекратно произнёс: "Субхана Рабби Аль-А'ля". Я произнёс такбир и поднялся с пола, сев на свою пятку, оставляя свой разум чистым, и не позволяя ничему отвлекать моё внимание. Со следующим такбиром когда мой нос коснулся земли я автоматически повторил: "Субхана Рабби Аль-А'ля" и я решил во что бы то ни стало довести до конца эту молитву. Со следующим такбиром я поднялся и выпрямился, сказав себе: "Мне надо преодолеть ещё три круга". Я боролся со своими чувствами и со своей гордыней чтобы завершить молитву. Но с каждым ракаатом становилось всё легче так что последний земной поклон я выполнил почти спокойно. В последнем сидении я прочёл ташаххуд и дал приветствие на правую и левую стороны. Я настолько устал, что даже не смог подняться и остался сидеть на месте. Я начал вспоминать этот незримый бой, через который я прошёл, как мне пришлось биться с самим собой, чтобы исполнить одну молитву до конца. Стыдясь и опустив голову, я взмолился: "Прости мне гордыню мою и глупость! Я пришёл издалека и передо мной долгий путь, который я должен преодолеть!". В эту секунду я почувствовал, такое чего мне не приходилось переживать ранее и поэтому мне трудно выразить это словами. Меня накрыла волна, которая была подобно граду. Я чувствовал, что она распространяется с точки в моей груди. Это была мощная волна, которой я был ошарашен в начале да так, что меня затрясло. Эта волна не только потрясла моё тело, но и мои чувства. Я чувствовал, что милость приобретает материальную форму и обволакивает меня, и проникает в меня. После этого я заплакал и слёзы катились по моим щекам. Я плакал всё сильнее и чем сильнее я плакал, то тем сильнее меня обволакивала милость и нежность. Я плакал не от того, что чувствовал грехи, хотя для меня это было бы правильнее, и не от того, что чувствовал горе или радость. Молитва как будто открыла плотину, которая сдерживала огромное хранилище страха и гнева внутри меня!


Пока я пишу эти строки, то не могу не сказать, что прощение Аллаха, Велик Он и Всесилен - это не только избавление и прощение грехов, но и исцеление и спокойствие. Я некоторое время оставался, рыдая сидеть на коленях, согнувшись к земле и обхватив лицо руками. Когда я перестал плакать, то почувствовал сильное утомление и это было переживание, которого я не испытывал ранее и не мог найти ему разумного объяснения. Так же я понял, что даже не смогу рассказать никому об этом удивительном переживании. Но в тот момент я отчётливо понял, как сильно я нуждаюсь в Аллахе и в молитве. Перед тем как подняться я обратился: "О, Аллах! Если ещё раз я решу не веровать в Тебя, то уничтожь меня прежде чем впаду я в неверие и избавь меня от такой жизни. Очень тяжело мне жить со всеми моими недостатками и пороками, но я не смогу прожить и одного дня, отрицая Твоё существование".

Джефри Ланж, Доктор математических наук Канзасского университета
защитил докторскую диссертацию по философии в университете Бордо

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Источник:  alhakk.ru

Возврат к списку статей


Материалы по теме: